Уничтожение и восстановление леса - парадоксы истории

Байкальский целлюлозо-бумажный комбинат

Когда речь идет об экологии, часто в сознании среднестатистического гражданина России возникают картины родных березок и таёжных кедров, которые вырубаются представителями «лесного бизнеса». 

Особое негодование вызывают гиганты целлюлозно-бумажного производства, идеально подходящие по своему внешнему виду на роль Молохов, пожирающих родную природу. Дымящиеся трубы и парящие градирни, бесконечный поток бревен, идущий в пасти лесоприемных пунктов – кто не содрогнется при виде этой картины? 

Конечно, в случае хищнической вырубки вред от ЦБК может быть значителен. Однако в большинстве случаев их деятельность отличается разумностью и проводится с глубоким изучением природной среды. 

Парадокс № 1: овцы как причина экологических катастроф

Что может быть более «зеленым», нежели пасторальные картинки сочных альпийских лугов, на которых пасутся смирные овечки, похожие на облака? Кажется, вот где гармония и безвредность для окружающей среды. Эту картину никак нельзя сравнить с ужасами целлюлозно-бумажного производства.

John Maler Collier (1850-1934) Великобритания, пасторальная живопись.

Однако так повелось на этом свете, что жизнь наша состоит из парадоксов: именно такие вот овечки уничтожили Исландию и огромные пространства Австралии, еще ранее они превратили в пустыню некогда величественные долины родины всего сельского хозяйства – стран Плодородного Полумесяца. Именно благодаря смирным овцам, веселым пастухам и нежным пастушкам само название – Плодородный Полумесяц – по отношению к пескам Ирака, Трансиордании и израильскому Негеву теперь звучит горькой насмешкой. И только археологические раскопки говорят нам о буйстве природы, которым славились эти места.  

Холодные пески Ирака

Парадокс № 2: ЦБК - основной заказчик разумного лесоводства

Как ни странно покажется на первый взгляд, но без целлюлозно-бумажного производства обезлесивание происходит куда быстрее, чем при нормальном функционировании этих хозяйственных «монстров». И это находит довольно простое объяснение. 

Целлюлозно-бумажные производства, как никто другой, кровно заинтересованы в том, чтобы иметь постоянные поставки сырья заданного качества с минимумом транспортных издержек. Если леса будут вырубаться без ведения восстановительных работ, то их массивы будут располагаться все дальше от удобных путей подвоза, качество будет снижаться, а само сырье будет становиться  все дороже. 

Маленькая частная лесопилка. Национальный парк Рвензори Маунтинс, Уганда.

Получается, что хищническая вырубка больше вредит большим предприятиям, нежели способна принести прибыль. И если маленькую лесопилку действительно можно быстро окупить за счет «коротких доходов», полученных от сплошной вырубки, то громадный целлюлозно-бумажный комбинат переносить с места на место в поисках «поживы» крайне затруднительно. 

Подобные предприятия нуждаются в стабильных поставках сырья, ведь они неминуемо обрастают мощной технической и социальной инфраструктурой. Вот и получается, что громадный ЦБК просто вынужден направлять значительные ресурсы на поддержку рационального лесопользования. 

Сыктывкарский лесной институтПомимо этого, нужно понимать, что лес нуждается в постоянном и разумном уходе. Совершенно не случайно существуют образовательные и научно-исследовательские институты, в которых разрабатываются технологии лесоводства. 

Вера в то, что «природа сама все сделает лучшим образом» зачастую себя не оправдывает. Современные лесные угодья, используемые для производства бумажного сырья – это сельскохозяйственные территории, на которых возделывают деревья.

«Грядки» с молодыми сосенками


Бумажное производство
использует не только и не столько так называемую "производственную" древесину, сколько различные лесные отходы. Поэтому крупный ЦБК может себе позволить серьезные вливания в данное направление.

Ведение лесного хозяйства – процесс долгий, а поэтому довольно дорогой. К необходимым мероприятиям относят санитарную вырубку и прореживание, уборку сухостоя и лесовосстановительные посадки. И профинансировать это может лишь такой объект хозяйствования, который получает от лесных угодий стабильный доход. 

Если же целлюлозно-бумажный «монстр» закрывает производство, то расходы на лесохозяйственные угодья постепенно сходят на нет. Здесь появляются владельцы небольших лесопилок, которые вырубают самые лучшие деревья и не могут себе позволить лесовосстановительные работы. Потом на месте леса возникают рапсовые поля, увеселительные центры или, довольно часто, места свалки промышленных и твердых бытовых отходов.

Мир действительно полон парадоксов…