История обойного дела в царской России

побеленная кирпичная стенаРанее на территории России безусловное первенство в отделке, особенно в небогатых жилищах, занимала известковая побелка. Объяснялось это довольно просто: плохо отапливаемые, сырые помещения изнутри покрывались черной плесенью, и бороться с этим явлением проще всего было за счет антисептического действия извести. Хорошенечко же протопить жильё было сложно – лес на дрова был недешев, особенно в городах.

Только к девятнадцатому столетию, с развитием добычи каменного угля приоритеты начали медленно меняться, а революцию в отоплении (и, косвенно, в отделке) произвел переход на природный газ. На данный момент первенством наипопулярнейшего обладает оклейка стен обоями. Достаточно оглянуться вокруг, чтобы в этом убедиться.

В царской России, по меньшей мере до середины девятнадцатого столетия, обои в основном были импортными. Императорская обойная фабрика, основанная в 1817 году, обслуживала в основном проекты придворного зодчества, специализируясь на ручной росписи. Высококачественная печать британского и германского образца была востребована дворянским и купеческим сословием, а для крестьянства, составлявшего 95% населения, обои были скорее барской забавой, чем первоклассным отделочным материалом.

Несколько изменилось положение в царствование НиколаяНиколай I, который, в отличие от многих своих предшественников и преемников (исключение составляет, пожалуй, лишь Александр ІІІ), занял в промышленной политике позиции рьяной поддержки отечественного производства. Начав свое царствование фактически с «ликвидации последствий» восстания декабристов в 1825 году, Николай I ко всему «западному» стал относится с глубочайшим предубеждением, искренне полагая, что вместе с роскошными импортными товарами в страну пробираются и либеральные идеи, развращающие дворянство. Отчасти, он был прав, ведь филиалы масонских лож, нередко финансируемые британскими спецслужбами в рамках Большой Игры против России, опирались на торговые представительства в качестве прикрытия. Да и лучшей агитации, нежели предметы роскоши, сложно придумать.

магазин Петербурга XIX век Он посчитал, что импорт обоев (как и других предметов роскоши для дворянского потребления) вымывает средства из страны и ввел довольно «драконовские» заградительные пошлины. Почти незамедлительно это привело к основанию в России семи полноценных обойных фабрик, которые стали выпускать обои на самый разный вкус. Самыми дорогими и изысканными из отечественных обоев того периода считались «насыпные», на которые наклеивались узоры из разноцветных шерстинок, а самыми простыми – одноцветные, просто покрытые грунтом.

гобелен Петергофской обойной фабрикиВ 1830 году «Северная пчела» восторженно сообщала, что на обоях Петергофской фабрики, курировавшейся лично императором «подражание шелковым тканям, сукну, гобеленам столь натурально, что надобен опытный глаз, чтобы не обмануться с первого взгляда. Ничто так не наряжает комнаты, как эти обои, на которых изображены живые цветы с необыкновенным искусством и богатые узоры превосходных очерков. Золото и серебро кажутся шитьем. Эти обои можно наклеить и на каменные стены в городских домах, вместо живописи, и преимущество то, что краски не тускнеют. При всей своей красоте обои отменно дешевы».

Предварительный итог начального распространения обоев подвела промышленная выставка в 1849 году: «Усовершенствованы технические порядки и удешевление изделий не только Царскосельской, но и ряда частных фабрик, привели к тому, что обои всех видов широко проникли в быт. В окрестностях Петербурга даже крестьянские избы оклеены ныне обоями, как прежде бывало в городских домах. Вот отрасль промышленности, вполне заслуживающая своей цели».

Александр IIПосле смерти Николая на трон восходит либерально настроенный Александр II Освободитель. Уверовав в идеи Локка и Смита, он не только ликвидирует действительно тяготившее крепостное право, но и постепенно снижает заградительные пошлины. Последнее для обойной промышленности России стало тяжелым испытанием. В 1869 году закрывается даже Императорская обойная фабрика.

Но все же обойная промышленность не умерла окончательно. При Александре III положение изменяется, и обойщики вновь получают государственную поддержку. К концу девятнадцатого столетия в одном Петербурге уже имелось 33 магазина, в котором реализовывались отечественные обои.